Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
18:24 

"Довольно редкое счастье - лица, а также звук голосов..."

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Счастье - это всегда непрочно, но это всегда твое.
Счастье - это лишь передышка между парой боев,
Счастье - возможность свалиться и спать двенадцать часов.
Довольно редкое счастье - лица, а также звук голосов
тех, с кем слов по факту не надо. Но это - "счастье найти".
Концепция счастья подразумевает, что нужно встать и идти,
Оставив счастье за поворотом. Счастье - искры костра,
Счастье - это то, что лишь рядом, и то, что было вчера.
Счастье - горечь, увязло в горле, и губы разъела соль,
Счастье - это когда на минуту волной отхлынула боль,
оставив тебя дышать и смеяться. Счастье - глаза врага,
Клинок в руке и пройти до танца всего четыре шага;
Счастье - воздух, холодный воздух, редкий и крупный снег,
Пламя выстрела: эти звезды в сердце летят не мне.
И сигарета идет по кругу, а с неба - стена воды,
Свой плащ ты накинешь на плечи другу, и в лужах тонут цветы...
Счастье - легкость, и счет потерян, и если все решено,
Счастье - когда не закрыты двери, и есть на кухне вино,
И два часа до рассвета точно, и дым заткал потолок...
Счастье - вкуса кофе с корицей, а в чашке - целый глоток!
Счастье свернулось на кресле с кошкой и снит ей цветные сны.
Счастье - оно всегда понарошку, всегда за год до войны,
Застыло улыбками старых снимков, упало на дно души...
Твоей записки не прочитают, но ты все равно пиши
О легкой смерти, непрочном мире, сумерках в полутьме,
Как ангелы матерятся в эфире и камнем рвутся к земле,
Как жизнь вмещается в пару строчек, как ломок утренний лед...
Счастье - это всегда непрочно; счастье - это полет...

(с) Джесс Фьюри

@темы: стихи

08:29 

Джек-с-Фонарём прекрасен, как всегда.

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
23.09.2012 в 20:27
Пишет Джек-с-Фонарём:

химеры-хранители
вместо всех фанфиков мира,
с благодарностью за всё.


в двадцать не жизнь, а сплошные схемы: куча намёток и чертежей. вот ты плетешься домой со смены - вырастешь в Джеймса, пока что Джей. куртка, наушник с плохим контактом, рваные кеды, огонь в глазах - осень на два отбивает такты и залезает к тебе в рюкзак. кончилось лето - волшебный бисер, туго сплети, сбереги навек, память ступает проворной рысью, ждёт темноты в городской траве. вроде не то чтобы зол и загнан — нервые стальные, пока щадят...

но накрывает всегда внезапно — бомбой на скверах и площадях.

мы научились различным трюкам - так, что не снилось и циркачам. стерпим уход и врага и друга, небо попрём на своих плечах. если ты сильный, пока ты молод - что тебе горе и нищета?
только когда настигает холод - Бог упаси не иметь щита. это в кино всё легко и колко - помощь друзей, волшебство, гроза... здесь на окне ледяная корка, и у метели твои глаза. если бесцветно, темно и страшно, выход не виден и за версту...

...те, кто однажды вступил на стражу, будут стоять на своем посту.

***
старый трамвай тормозит со стоном, ярко искрятся во тьме рога. сумку хватай и беги из дома, кто будет вправе тебя ругать? мысли по ветру - легко и быстро, будто вовек не прибавят лет... значит, шли к чёрту своих Магистров, быстро садись и бери билет. небо - чужое, свои кумиры, кружит волшебной каймою стих... даже пусть где-то ты центр Мира - сможет ли это тебя спасти? в Ехо дела не бывают плохи, беды - нестрашные мотыльки. вот мне пятнадцать, и я в лоохи - кто еще помнит меня таким? гибель моя обитает в птице, жизнь обращается к нам на "вы" - эй, а не хочешь ли прокатиться вниз по мерцающим мостовым? орден за Орден, и брат за брата, только звенит в глубине струна - мысль о том, что пора обратно - и есть твоя Тёмная Сторона. мантию снять, и стянуть корону, скабой завесить дверной глазок; бросить монетку на дно Хурона, чтобы приснился еще разок.
в мире другом зацветает вереск, как не тасуй - наверху валет. где бы ты ни был, я здесь надеюсь, что ты умеешь вставать на след.

поезд летит, заедают дверцы, в Лондоне холодно в ноябре. если еще не разбито сердце, так ли уж важно, кто здесь храбрей? гул заголовков — "волна террора", "происки Лорда", "борьба за трон"...только какая судьба, авроры, если семнадцать, и ты влюблен? хитрость, мозги, доброта, отвага, страшно ли, мальчик? ничуть, ничуть...можно не быть с гриффиндорским флагом, чтобы сражаться плечом к плечу. старая песня, тебе не знать ли: дружба - и воин, и проводник; самого сильного из заклятий нет ни в одной из запретных книг. палочка, клетка, за плечи лямка, чуточку пороха брось в камин - глупо всю жизнь ждать письма из замка, нужно садиться писать самим. здесь не заклятья - скорей патроны, маггловский кодекс, извечный рок... где-то вдали стережёт Патронус зыбкие грани твоих миров. старые сны накрывают шалью, чьи-то глаза сберегут от пуль — я замышляю одну лишь шалость, карта, скорей, укажи мне путь.

раз уж пришёл - никуда не деться, строчки на стенах укажут путь. волчья тропа охраняет детство - значит, мы справимся как-нибудь. струйка из крана - заместо речки, зубы порою острей меча; ночь старых Сказок продлится вечно - или пока не решишь смолчать. кто выделяется - тот опасен, лучше не знать ни о чём лихом... но почему в надоевшем классе пахнет корою и влажным мхом? но почему всё сильнее знаки, руки - прозрачнее и светлей? странные песни поёт Табаки, древние травы бурлят в котле, пальцы Седого скользят небрежно, вяжет холщовый мешок тесьма... если сумеешь найти надежду, то соберёшь её в талисман. но почему всё сильнее знаки, ветер за окнами сер и тих; все коридоры ведут к Изнанке - хватит ли духа туда пойти? пусть нелегко и пусты пороги, истина, вообщем, совсем проста - здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать.
строчки из книги - тоска, потеха, пусть тебе скажут, мол, что на том?...
Дом никогда не бросает тех, кто взял, и однажды поверил в Дом.

***
знаю, ты скажешь - «всего лишь книги», я не дурак, отдаю отчет. будут любимых родные лики, будет опорой в беде плечо. будет несметная сотня плюсов, что в своё время пришлёт судьба; полную цену своих иллюзий я отложил в кладовые лба. знаю, что скоро добью все цели, смело решится любой вопрос...

ну а пока - кружит домик Элли, трубку в дыму набивает Холмс. чай наливает, смеясь, Алиса, Хаку летит - за верстой верста, тихо шагают за дудкой крысы, робко подходит к звезде Тристан, Мортимер вслух оживляет строчки - эй, Сажерук, вот и твой черед!... Бильбо сбегает от эльфов в бочке, Герда бежит через колкий лёд. в детстве бежать при любой погоде с книжкой во двор - и пойди найди...
вот вспоминаешь, и так выходит - ты никогда не бывал один.


путь до окраин довольно долог; Джей задремал, опустив лицо.
войско выходит из книжных полок и окружает его кольцом.

URL записи

@темы: стихи

11:43 

Вот да.

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
эта осень приходит холодной трассой,
дождливыми городами,
в шелесте машин отдается отчетливый смех.
вот стоишь, вымерзая, как мамонт, куря затяжными глотками,
понимаешь, что остается - становиться сильнее всех.

ничего, ничего,
ничего, говорю,
я приеду,
ты держи меня за руки, а я буду с тобой говорить,
как идешь по трассе, темнота наползает по следу,
как из всего, что держит - остается одна горячая нить.

как она становится тем самым клубочком,
по которому доходишь до дома,
как ты держишься за нее, бредя по улицам незнакомым.

как она хранит в особенной этой тиши, в отринутости особой,
то, что казалось единственной слабостью, для того только годной, чтобы
превозмочь ее, выдрать с корнем -
как ей согреваешься в этом холоде, становясь размягченным и покорным.

я приеду, приеду,
говорю тебе, я приеду,
только пусть на кухне в синих конфорках мерцает газ,
жди меня - и я буду идти по этому свету,
зажигай мне огонь, чтобы я нашлась.

(с) alonso_kexano

@темы: стихи

02:19 

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
46-й Гвардейский

Может быть, шрамы идут мужчине,
а женщину - украшают морщины,
полученные в бою,
на самом краю.

читать дальше
(с) Лилит Мазикина
www.gipsylilya.livejournal.com

@темы: sky, память, стихи

23:09 

И снова Анна Долгарева

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Очень люблю её стихи.

И когда совсем никак: глаза выедает дым,
больше ответов, чем самых страшных вопросов,
находятся те,
кто возвращает тебя к живым
и совершенно ничего за это не просит.

Вот картинки: водная гладь и солнце,
вот комары и уже темно,
перестаешь скулить недобитым зверем,
протягиваешь руку не глядя,
передают вино,
говоришь: "Я счастлива".
И с удивлением в это веришь.

(с) alonso-kexano.livejournal.com/

@темы: стихи

21:04 

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
01:57 

Очень втемное местами

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Словами тяжко - получится не любыми.
Мне страшно нужно, чтобы меня любили.
Не чтобы рыдали, мучались и страдали,
А чтобы где-то пели и где-то ждали.
Не чтобы, меня кляня, из окон бросались,
Не чтобы писали, а чтобы со мной спасались
От страшного сна, от горести и от боли,
От ссоры с собою, от чьей-то чужой любови.
Я слабых утешу, бальзам нацежу ранимым,
Мне страшно нужно, чтобы меня хранили,
Хвалили за дело, ругали бы за обновки,
Чтоб рядом со мной стояли на остановке,
Не чтобы бледнели, видя меня не с теми,
Не чтобы в постели, ведь я же не о постели,
Не чтобы меня пластали на покрывале,
А чтобы со мною яблоки воровали.
Храни меня славный бог от любой печали
Мне страшно нужно, чтобы меня встречали
С работы, чтоб на ночь ласково целовали,
Чтоб рано утром дверь за мной закрывали.
Я вряд ли стану лучше, исправлю что-то,
Я вряд ли буду готовить, стирать и штопать,
Я буду бояться мышей, темноты и крови,
Но если нас поймают, то я прикрою.
Господь придумал летать воробью, оленю
Придумал бежать, огню - пожирать поленья,
Сосне - расти, вцепляясь корнями в землю,
Змее - ползти, хвостом раздвигая зелень.
Меня - хорошими снами служить твоими,
Хранить твое имя, красивое твое имя.
Я знаю это, не знаю только, зачем мне
Такое простое это предназначенье.
Я выйду из дома, руки в карманы суну,
Мороз рисует на лужах смешной рисунок.
Распахнуто утро створками голубыми
И мне так нужно, чтобы меня любили.
(с) izubr

@темы: стихи

00:46 

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
А потом однажды на улицы выйдут танки, темно-зеленые морды с открытым дулом, опустеют города, деревни и полустанки, смерть взяла свое - и более не вернула. Провода повиснут, замолчат безжизенно окна, ваше слово, товарищ танковый пулемет. Только маленький желтый мишка лежит одиноко у окна в подвал, ногами плюшевыми вперед.

И когда не останется ни дома, цветов и мамы, только летний лагерь на западном рубеже - поднимутся куклы с синими волосами и велосипеды, забытые в гараже. И пойдут домашние львы со свалявшейся гривой, вспомнят, что они же хищные и опасные. И ползут опустевшие улицы - тихо, криво. На июльских кленах листья от жара красные.

Тише, тише, ты не бойся, все будет славно. По пустому городу последняя армия строится. Гусеница Мурзик у них за главного, а после него - пластмассовый викинг-пропойца. Если те, кто старше - отступили и обманули, то игрушки пойдут воевать, и взаправду даже.
И пока они здесь стоят - никакие пули,
никакие ракеты не смогут дальше.

P.S.
Я не знаю, умеют ли умирать игрушки. Я усталый сказочник с закрашенной сединой. Артиллерия накрыла старую грушу, где когда-то ребята игрались детской войной. Битое стекло и выжженный куст сирени. Тишина, в которую вплавлен разбитый дом. Опустевшие гильзы. Ветер мешает тени. И коричневый лев с распоротым животом.
(с) Анна Долгарева

@темы: стихи

00:30 

По наводке У-2_кукурузника

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Улетали летчики
Искать врага.
Затянуло к вечеру
Туманом берега.
Кто-то не вернулся,
Кого-то не нашли.
Не поставишь на море
Ни крестов, ни плит.

Черная пустыня,
Глухие пески.
Тихий ветер к вечеру
Плачет от тоски.
Ночью в черном небе
Звездный перезвон.
Тихо звезды катятся
На песчаный склон.

Если плакать хочется,
Уснуть нелегко.
Мальчик в одиночестве
Бродит средь песков.
Может, сказка сбудется,
Может, сводка врет.
Может, снова спустится
Взрослый самолет.

И пойдут, как прежде,
Рука в руке,
Летчик и мальчишка
К голубой реке.
Но одно тревожит их:
К звездам путь далек -
Не сломал бы ветер там
Тонкий стебелек.

А из синей чащи,
Где тени сплелись,
Смотрит одичавший
Рыжий старый Лис...

Юрий Устинов

@темы: стихи, самолёты

22:58 

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
06.09.2011 в 22:53
Пишет TrashTank:

Здесь погодки мои за великую правду сгорали...
06.09.2011 в 16:09
Пишет Morceleb:


По утру, по огненному знаку,
Пять машин "КВ" ушло в атаку.
Стало черным небо голубое.
В полдень приползли из боя двое.читать дальше

URL записи

Одно из самых мной любимых у С. Орлова - это широко известное в узких кругах "У сгоревшего танка". Я его даже на музыку переложил, слегка подправив, чтобы влезало в размер...
читать дальше
Еще стихи почитать можно здесь.

URL записи

@темы: память, стихи

01:02 

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Волонтёры находят их у помоек:
облезлыми, грязными,
с ожогами, переломами, язвами,
пятнами от чернил.
Сокрушаются "да за что же их?",
гладят по хребтам переплетов кожаных
и несут
в приют для бездомных книг.

Хозяин приюта три месяца щей не ел,
у него проблемы с деньгами и помещением,
в кармане - одни счета.
Он целыми днями чистит, шьёт и разглаживает,
если при этом бы шли продажи, но нет.
Не берут ни черта.
И писали в газету,
и рекламу давали уже -
никакого толку.
Но зато, когда он засыпает среди стеллажей,
книги тихо урчат на полках.
(с) IIIутник

@темы: стихи

15:19 

"Это я удачно зашёл..." (с)

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
The Last Day оf Summer

Гуляли ночью, рассвет в два-тридцать, прохладным ветром с Невы укрыться, смешались в памяти знаки, лица, с ума сошедшие небеса.
Дорога вилась, цвела, манила, звала пластинкою из винила, и, верно, скинутся на чернила все те, о ком я рожден писать.
Спускались к морю с потёртым ранцем, мешали сдуру вино и танцы, и я б, наверно, еще остался, но точно знаю же, что влюблюсь.
Ввернуть сейчас бы про равновесье, но стих не пишется, хоть ты тресни, пардон, сегодня другая песня, мой старый летний паршивый блюз.
Кружили мысли нелепым вальсом, я много думал и ошибался, ни муз, ни музыки, ни Пегаса, и нет покоя тебе, душа...
Но что-то утром шептало в уши: "ты можешь больше, ты можешь лучше", будил под утро несмелый лучик - мы вместе делали первый шаг.
Ты ждёшь, я знаю, других историй, про битвы, замки, поля, просторы, про гнев царей, про врагов престола, про звон самшира, про стук карет
Настанет осень, и возвратится визирь, шаманка, король, убийца...но нынче - август, жара и птицы, и я открою один секрет.

Я думал раньше, что сказки - это волшебный мир под рукой поэта, пираты, гоблины и скелеты, чужие тайны во тьме веков,
Мечтал о Ехо, о Средиземье, о странах, башнях, мирах подземных, о карте, двери, волшебном зелье, что унесёт тебя далеко...
...А сказка - это путём окольным наткнуться на невесомый Смольный, и рокот призрачной колокольни вокруг танцует, поёт, бежит;
Солёным ветром, мечтою ранней нестись меж морем, теплом, горами, тогда окажется лучше Нарний лукавый утренний Геленджик.
Когда в сомнений и страхов тине ты заползаешь на свой квартирник, а люди - дивные, как с картины, и в мыслях только - "читай", "живи",
Когда за книгой, плацкартным чаем, летишь обратно бродягой-чайкой, и вдруг приходит: "Скорей. Скучаю." от самой старой твоей любви.
Когда под жарким июльским солнцем играешь в "ладушки" ты с японцем, а он мухлюет, вопит, смеётся, бежим и прячемся от дождя,
Когда друзья, что по разным странам, звонками рвут паутину станций, и это очень тепло и странно - в кого-то верить, кого-то ждать.

Ведь сказка - это не гул заклятий, не томный блеск королевских платий, не монстр в недрах твоей кровати, не фея с тыквой, не кучер-мышь,
Любое чудо - живое, дышит, оно в глазах, километрах, крышах, оно тем больше, сильнее, выше, чем ты охотней его творишь
Любое чудо - не в тюрьмах книжных, оно снаружи, оно подвижно, с ним мир - поверишь ли, удивишься - на нитку соткан из лучших мест.
Иди вперёд, сочиняй, надейся, живи мгновеньем, мечтою, песней, и дверь, зелёная, как у Уэллса - представь! - окажется в твой подъезд.
(с) Джек-с-Фонарём

@темы: стихи

14:40 

Понравилось

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Что ты станешь танцевать, когда ветер запоет,
Когда через перевал смерть на брюхе проползет,
Что ты будешь петь, когда пламя встанет выше гор,
В час, когда придет беда, в день, когда начнется мор?

- Бедный глупый муравей, дунет ветер – полечу…

Где построишь себе дом - надвигается ледник,
Хлещет сера по Содому, кто же выйдет на твой крик,
Как ты лодку назовешь, если имена мертвы,
Для чего ты станешь жить без корней своей травы?

- Бедный глупый муравей, так согреюсь у огня…

А куда ты поплывешь, когда море в дом войдет,
Когда сорок суток дождь, тверди нет среди болот,
Что ты будешь рисовать, если до небес - волна,
Без вести пропала рать, да в эфире тишина?

- Бедный глупый муравей, пока жив – летишь, плывешь, упираешься, ползешь,
Все я пела – это дело, хочешь, научу тебя?
(с) Blackfighter

@темы: стихи

13:23 

Не могу не запостить

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
17.05.2011 в 17:25
Пишет Джек-с-Фонарём:

Восхождение: Небесный Хор.
На работе столько дел - разгребай лопатой, посетители гудят, словно стая чаек. Кевин мало спит, обедал давно когда-то, по столам разносит блюда и чашки с чаем. Над плафоном старым вьются, наглеют мухи, духота и шум царят в городке приморском. Официанты ходят бледные, словно духи, от финансов, сна и нервов осталась горстка. Говорили ведь - останься в своей столице, там прохладней, чище, легче, и денег куча...

...Но живым теплом июль накрывает лица, по утрам в окно стучится несмелый лучик. Отворить калитку, тихо прокрасться мимо, по песку пройтись, к прибою, к солёным волнам. Танцевать, молчать, быть магом, факиром, мимом, ощущать себя другим, настоящим, полным. Танцевать, морским ветрам подставлять ладони, танцевать, забыв о шефе, заказах, планах...

И когда уедет Кевин, то он запомнит не работу, а ракушки во всех карманах.

***
Дождь идёт давно - противный, сырой, осенний, но у Волка нет зонта - да зачем он сдался! Как рука болит - наверное с воскресенья, он тогда, кажись, неплохо совсем подрался. А кругом течёт ноябрь, кипит рутина, ни на пиво, ни на хлеб не осталось денег. Эх, хорош сейчас, наверно - фингал, щетина, под глазами в три ряда залегают тени. Вдруг пристанут, вдруг подумают, что бродяга, он отбился б, не впервой-то, давно знакомо...

....Но в кармане куртки дрыхнет щенок-дворняга. Не простыл бы, донести бы скорей до дома.
Волк не то что бы любитель зверюг и бестий - погляди, зараза, морду от капель прячет! - просто тот дрожал, скулил и сидел на месте...Волк в какой-то из моментов не смог иначе. Волк заходит в дом, кидает ботинки в угол, осторожно выпускает щенка погреться - тот еще дрожит, немного еще испуган, но уже спокойней бьется собачье сердце. С них двоих воды - как в море в момент прилива, что там нужно-то: ошейник, игрушки, миски?...

На неделе Волк идет в магазин за пивом, и, ругнувшись, покупает взамен сосиски.

***
А тропа ведёт сквозь вереск, в пустую рощу, до малейших черт знакомы ему дороги. Вот еще чуть-чуть, тропинка тепла наощупь, в молодой траве ступают босые ноги. А вокруг пруды - серебряные оконца, через полчаса - дождешься? - и солнце выйдет.
Но Реон не видит мая, не видит солнца. Он, по правде-то, вообще ничего не видит.
Ожиданье пахнет горькой лесной смолою, темнота не терпит света, не терпит сказок...

Но слышны шаги - с рассветом приходит Хлоя, и приносит вместе с голосом сотню красок.

...А потом уже ни ветра, ни слов не слышно, меж сплетенных пальцев вьются строкой легенды. Для двоих открыты звезды, открыты крыши, океан вдали несётся атласной лентой. Он её глазами видит густую зелень, городской трамвай, вдали - очертанья пашен...
А она в его - как ведьмы готовят зелья, как летит пегас среди изумрудных башен, как блестит в пещере гномьей гора алмазов, паруса вздымает ветер - послушен, ласков...

Темнота не терпит света, не терпит сказок. Но она сама - всего лишь дурная сказка.

***
Говорят, он ходит мягко, всегда во фраке, не вглядишься - и подвоха-то не почуешь. Сторонятся те его, кто читает знаки, не растут цветы в долинах, где он ночует. Он всегда улыбчив, мягок, умён, надушен - это враки всё, что пахнет огнём и серой.
Он придёт к тебе, сомненьем терзая душу, он подарит вместо страхов уют и серость. Это он прошепчет тихо - "сдавайся лучше", это он - "не сможешь, тише, да бросить легче", подберет к тебе твой самый постыдный ключик, закидав делами, скажет забыть про вечность...

Говорят, что он успешен, что он спокоен, не боится, мол, ни нас, ни себя, ни Бога....

...Но когда танцует Кевин среди прибоя, но когда у Волка кто-то скулит под боком, но когда Реона сердце лучится пеньем, но когда у Хлои песня бежит рекою...
Господин по фраке мучается мигренью,
и уходит в тень,
становится темнотою.

URL записи

@темы: любимое, стихи

02:02 

про любовь, магомета и гору

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
У Магомета живёт ручная гора,
она юлит под ногами, бьет по паласу хвостом,
ластится, лижет ладонь, глядит на тонкий восток,
ведь именно на восток выходит окно на кухне.

Магомет читает ей на ночь зелёный Коран,
чешет гору за ушком, в блюдце льёт молока.
А гора шалит: как-то он недосчитался клубка,
а гора вечно прячет еду под диван, но мух нет.

Магомет приручал гору семь тысяч лет и семь зим,
приходил каждый день, расстилал плед всё ближе к ней,
а однажды увидел её, с узелком и котомкой, в окне,
и впустил, отперев стопудовым ключом сим-сим.

«Лучше гор могут быть только горы…», - поёт Магомет,
и ручная гора, превратившись в сердитый вулкан,
не выходит, ревнуя, из своего уголка:
«У него Джомолунгма и Пик Коммунизма опять на уме…»

Магомет кормит гору вкусным мясным борщом,
Магомет гребешком чешет шерстку своей горе.
Даже если кислокапустный суп на плите сгорел,
гора скушает всё, деликатно попросит ещё.

Гора забирается на его плечи и падает с них,
гору можно свернуть, она может свернуться сама,
особенно под батареей калачиком если зима.
Особенно если петь «Спи, моя радость, усни…»,

гора засыпает, урча, на пророчьей груди…
Если гора не идёт к Магомету, он так грустит…
Если гора не идёт к Магомету, он спит один.

(с) Edward massaraksh.4bb.ru/viewtopic.php?id=1344

@темы: стихи

17:52 

Очаровалась совершенно!

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Если небо станет морем,
И пойдет гулять волнами,
И тревожить глубиною -
Вот обрадуется море!
Заберет себе все звезды,
И закаты, и рассветы...
Тут корабль громко плюнет,
Скажет: "Сами разбирайтесь!"
И пойдет гулять по суше
Айвазовскому на радость.

(с) Ка-Мышь
ka-mysh.livejournal.com/86118.html

@темы: стихи, позитив

11:02 

Разговор с портретом

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Дочка с папой говорит, у портрета стоя:
- У меня котенок спит, плачет кукла Зоя.
Во дворе мальчишка Сашка – у него собака,
А еще машина есть, а еще есть папа.

Ну когда же ты приедешь, мама обещала.
Я и кукла моя Зойка побежим к вокзалу.
Платье лучшее надену, как на день рожденья.
Мама торт нам приготовит, вот будет веселье.

Мы с тобой пройдем по парку, пусть увидят все,
Что у Кати папа дома, а не на войне…
И девчонка горько плачет, рядом плачет мама –
Никогда они втроем не придут с вокзала.

Лишь усталые глаза на большом портрете,
Да кровавая Звезда на пурпурной ленте.

Во дворе мальчишка Сашка, у него собака,
А еще машина есть… а еще есть папа.
(с)

@темы: стихи

23:14 

Понравилось

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Рыбы зимой

Рыбы зимой живут.
Рыбы жуют кислород.
Рыбы зимой плывут,
задевая глазами
лед.
Туда.
Где глубже.
Где море.
Рыбы.
Рыбы.
Рыбы.
Рыбы плывут зимой.
Рыбы хотят выплыть.
Рыбы плывут без света.
Под солнцем
зимним и зыбким.
Рыбы плывут от смерти
вечным путем
рыбьим.
Рыбы не льют слезы:
упираясь головой
в глыбы,
в холодной воде
мерзнут
холодные глаза
рыбы.
Рыбы
всегда молчаливы,
ибо они --
безмолвны.
Стихи о рыбах,
как рыбы,
встают поперек
горла.

И.Бродский

@темы: стихи

13:53 

ВАЛЬС "БОСТОН" (посвящение экипажам)

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
Непростая работа
У пилота "Бостона" -
До девятого пота,
До последнего стона…

Нет бесплатной победы -
Есть простые законы:
Мы – бросаем торпеды,
Нас – грызут "эрликоны"…

Математика боя:
Мы – бомбим, нас - сбивают,
Повезет если - двое
Из пяти выживают…

читать дальше

(c) Владимир БУТЫЛИН, a.k.a. SkyFan

@темы: стихи

01:54 

До слёз пробрало.

And I dream I'm an eagle, and I dream I can spread my wings... (ABBA)
«Отзовись, - говорит она, - Марк! - и всё смотрит на воду. -
Если ты вот сейчас не всплывёшь, я пошлю тебя к лешему!»
Деревенские дети обходят её - то тропою, то бродом.
Так их мамки велят - ведь она же почти сумасшедшая.

И приходит на берег, и шепчет какие-то бредни.
Старики головами качают: «Ах, бедная, бедная…»


«Слышишь, Марк, наша девочка выросла, учится в городе.
Её хвалят, она занимается оперным пением.
У неё с каждым разом всё меньше и меньше поводов
Навещать меня здесь. И на всё - своё личное мнение».

Всё зовёт, всё стенает, всё машет рукою кому-то.
Словно рябь по воде пробегают пустые минуты.


«Марк, послушай меня. Наша дочь собирается замуж.
Кто её поведёт к алтарю, если ты не вернёшься?» -
Постоит, подождёт, бросит в воду глубокую камушек,
И всё кажется ей, будто голос оттуда донёсся…

И вплетает в белёсые волосы алую ленточку,
И всё ждёт неизвестно откуда прощальную весточку.


«Здравствуй, Марк. В нашем доме сегодня не мыто, не прибрано.
Что мне делать, скажи? Наших внуков увозят в Америку!
Я туда не хочу, я умру там… и где это видано,
Чтоб оставить тебя одного тут, у этого берега.»

«Боже правый, прости!» - говорит, а сама раздевается,
И вода обнимает её… и она, наконец, улыбается…


(с) Елена Касьян

@темы: стихи

Дневник -Dolphin-

главная